СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД
НАРОДНОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА

В.П. Андреев
Андреев Валерий Павлович,
доктор исторических наук, профессор,
заведующий кафедрой истории России и политологии
Томского государственного архитектурно-строительного университета.



 
Рождение Советов

Высшие представительные органы страны Советов (1921 – 1936 гг.)

Высшие органы власти по Конституции 1936 г. Декларации и историческая практика

Конституция 1977 г. и советский «парламентаризм»

Перестройка и попытки реформирования советского строя

 

Прочитав этот раздел, вы узнаете:

  • о зарождении и особенностях становления Советов как специфической формы народного представительства;
  • о специфике и исторических этапах функционирования Советов в СССР и РСФСР;
  • об истории народного представительства в Томске и Томской области
    в общенациональном контексте.

Рождение Советов

Советы родились в ходе революции 1905 г. как стачечные комитеты, органы революционной борьбы с самодержавием и вооруженного восстания. В ряде промышленных центров они брали на себя функции властных структур – в Иваново-Вознесенске, Москве, Екатеринославле, Ростове, Красноярске и Чите. По решению Екатеринославского (Днепропетровского) Совета была отменена квартирная плата с рабочих, введен 8-часовой рабочий день, установлен рабочий контроль за основными предприятиями и железнодорожным узлом. Заметной была тенденция к соединению в Советах главных движущих сил революции, всех слоев трудового населения. Стал складываться союз рабочего класса и крестьянства.

Вполне закономерным стало возникновение Советов после Февральской революции 1917 г. Выборы, проводились на заводах и фабриках, в воинских частях на основе прямого и равного избирательного права. Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов, наряду с Временным правительством, стал вторым общероссийским центром власти.

Становление советской власти стало попыткой реализации марксистского учения о государстве и праве, получившего дальнейшее развитие в книге В.И. Ленина «Государство и революция».

С 3 по 24 июня в Петрограде, в исключительно напряженной борьбе, проходил I Всероссийский съезд Советов. Идея коалиции социалистических партий и приоритета общенациональных задач не нашла должного понимания, нарастание дезорганизации и хаоса в стране усиливали противостояние. Был избран Центральный исполнительный комитет Советов, в состав которого вошел и томский большевик И. Наханович.

Сторонники либеральной демократии в лице кадетов, меньшевиков, эсеров оказались не способны к проведению эффективной внутренней и внешней политики, отвечающей интересам народа. Любая политическая сила, претендовавшая на власть, должна была решать эти насущные проблемы. Доводы в пользу парламентской демократии, отсрочки решения острейших проблем до созыва Учредительного собрания лишь усиливали недовольство трудящихся, которые не хотели ждать, требовали немедленного решения проблем мира, земли, хлеба.

Идея парламентаризма и разделения властей решительно отрицалась. Буржуазному парламентаризму противопоставлялась власть Советов, соединявших исполнительные и распорядительные функции.

 

Отказ большевиков осенью 1917 г. от парламентских форм борьбы в условиях голода, разрухи, продолжения войны дал им неоспоримые преимущества. Это позволило им пройти на II Всероссийский съезд Советов, где Томскую губернию представляли солдат-большевик В.И. Репин (впоследствии генерал Красной Армии), эсер-центрист Л.Н. Перелешин, А.И. Исаев из Кузнецкого уезда и левый эсер П.Н. Староверов из Новониколаевска.

Съезд провозгласил советскую власть и установил, что высшим представительным и распорядительным органом является Всероссийский съезд Советов, а в период между съездами – ВЦИК. Управление страной возлагалось на правительство – Совет народных комиссаров, который возглавил В.И. Ленин.

Серьезным испытанием для большевиков стали итоги выборов в Учредительное собрание, они принесли бесспорный успех партии эсеров – почти 40% голосов, большевики получили 25%, их поддержали рабочие и солдаты, большинство крестьян отдали свои голоса эсерам. Исход выборов грозил утратой власти большевикам, поэтому они решились на разгон Учредительного собрания. А поводом послужили отказ делегатов утвердить «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа» и заявление об отмене всех декретов, принятых II Всероссийским съездом Советов. Большевики и левые эсеры покинули зал заседаний. Оставшиеся продолжали заседать до 4 часов 40 минут 6 января 1918 г. По требованию матросов, охранявших здание, делегаты были вынуждены покинуть зал заседания, обратно их не пустили. ВЦИК большинством голосов принял декрет о роспуске Учредительного собрания. Вслед за этим начали работу Всероссийские съезды Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, которые единогласно приняли решение о слиянии. Объединенный съезд одобрил деятельность ВЦИК и СНК и принял «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа». Были утверждены основные положения закона о социализации земли, предусматривавшего передачу земли крестьянам по уравнительному принципу. ВЦИК, избранный съездом, состоял из 306 членов – 160 большевиков и 125 левых эсеров, которые к этому времени порвали с правым крылом партии и центристами, создали самостоятельную партию и пошли на союз с большевиками, войдя в правительство.

Советы, по мысли
Ленина, должны быть «работающей корпорацией», необходимо, «чтобы каждый член Совета выполнял известную работу по управлению государством» и «чтобы рядом постепенных и осторожно выбираемых,
но неуклонно проводимых мер все население поголовно привлекалось к самостоятельному участию в управлении государством».

При этом Ленин понимал, что есть серьезные причины, тормозящие осуществление идеи «поголовного привлечения масс к управлению», прежде всего крайне низкий культурный уровень.

Союз оказался недолговечным, и уже в марте 1918 г. они вышли из СНК, что означало создание однопартийного правительства. Решение правых эсеров о начале вооруженной борьбы с большевиками, мятеж левых эсеров 6 июля по-влекли за собой исключение из ВЦИК представителей всех других партий, их запрет, привели к оформлению однопартийной системы.

В этой обстановке на V съезде Советов 10 июля 1918 г. была принята первая советская Конституция.

Она сохранила сложившуюся структуру власти. Делегаты Всероссийского съезда Советов избирались городскими Советами (один делегат от 25 тыс. избирателей) и губернскими съездами Советов (один делегат от 125 тыс.). Неравная норма представительства сложилась исторически и обеспечивала сохранение власти большевикам.

К полномочиям съезда были отнесены все вопросы общегосударственного значения и все вопросы, которые съезды признали бы подлежащими разрешению, т.е. компетенция съезда не была ничем ограничена. На съездах Советов решались вопросы исключительной важности: VII съезд – «Об организации продовольственного дела в РСФСР» и «Советское строительство»; VIII съезд обсудил план электрификации России, утвердил положение СНК и СТО и договор между РСФСР и УССР, принял решение о сокращении численности Красной армии; IX съезд (1921 г.) утвердил декрет СНК «Об электрификации», о реорганизации ВЧК; на Х съезде (1922 г.) обсуждались предложения о создании союзного государства, были избраны делегаты на I съезд Советов СССР, заслушаны доклады наркомов земледелия, финансов, просвещения.

Управленцы будут избираться и смещаться в любое время, в результате отпадет потребность в особом управленческом слое.

Ленин был убежден, что ограничения свободы и демократии коснутся лишь остатков эксплуататорских классов, их подавление необходимо, но не потребует разветвленного репрессивного аппарата.

В повестку дня съездов включались вопросы, связанные с формированием или реорганизацией органов власти и управления, принятием основополагающих законодательных актов, регулярно заслушивались отчеты ВЦИК и СНК, избирался новый состав ВЦИК. Конституция не определила ни организационной структуры, ни порядка работы ВЦИК, все эти вопросы решались самостоятельно. Рабочими органами ВЦИК были Президиум, отделы и комиссии. ВЦИК первых четырех созывов были многопартийными. Так, во ВЦИК четвертого созыва входили 141 большевик, 48 левых эсеров, 4 правых эсера, 4 эсера-максималиста, 3 анархиста и пр.

Конституция установила прямые выборы в сельские и городские Советы и многоступенчатые – в высшие органы власти. Выборы происходили путем открытого голосования, по производственному принципу, для неорганизованного населения создавались территориальные избирательные участки. Такой порядок создавал препятствия к проникновению в органы власти чуждых элементов. Предусматривалось также лишение эксплуататорских элементов избирательных прав.

Постоянно действующим органом являлся ВЦИК, с осени 1918 г. он перешел на сессионную работу.

Вполне логично, что Конституция отрицала концепцию разделения властей, высшие органы власти создавались как законодательствующие и управляющие одновременно. При излюбленном в последующие годы сравнении ВЦИК с парламентом, а Совнаркома с кабинетом министров игнорировалось отсутствие различий их функций — в равной мере оба органа были законодательными и исполнительными. Различия были не в функциях, а в месте в иерархии структур. За ВЦИК сохранялось право отменять или приостанавливать любое распоряжение Совнаркома. Однако резкое обострение классовой борьбы, Гражданская война неминуемо привели к концентрации реальной власти у СНК, ЦК РКП(б). Провозглашенные Конституцией принципы были отодвинуты на задний план, усиливался разрыв между демократическими принципами и реалиями Гражданской войны.

Вполне закономерно, что народные массы России пошли за Советами. Система разделения властей, буржуазного парламентаризма была чужда абсолютному большинству населения, традиции западной демократии оказались им чуждыми. В Советах той поры явственно проступало их общинное, вечевое начало, где решения принимались на основе здравого смысла, без парламентской казуистики. Произошло соединение нравственного, общинного идеала народа с идеей государственности. Несомненно, что Советы стали важным фактором успеха большевиков в Гражданской войне, но к ее исходу подверглись негативной трансформации, реальная власть перешла к чрезвычайным органам, партийным структурам РКП(б).

Высшие представительные органы
страны Советов (1921 – 1936 гг.)

Необходимо иметь в виду, что выборы в Государственную Думу образца конца ХХ –
начала ХХI вв. прямые.

Завершение Гражданской войны, переход к новой экономической политике знаменует и новый этап в советском государственном строительстве. За время Гражданской войны отношения советских республик обрели форму военного союза, затем были дополнены хозяйственным союзом, что способствовало более тесному их сближению и подвело к необходимости создания единого государства. За этими прагматическими соображениями стояли и фундаментальные причины сближения – единство исторических судеб, вековое тяготение к великорусскому суперэтносу. 30 декабря 1922 г. съезд представителей советских республик – РСФСР, Украины, Белоруссии, Закавказской Федерации (в составе Азербайджана, Армении, Грузии, Абхазии) – утвердил Декларацию и Договор об образовании Союза Советских Социалистических Республик Европы и Азии. Так первоначально называлась новая федерация.

Основные положения Конституции РСФСР были положены в основу Конституции союзного государства 1924 г. Верховный орган власти – съезд Советов СССР, в период между съездами — ЦИК СССР. Компетенция съездов специально не оговаривалась, верховный орган власти СССР мог принять к рассмотрению любой вопрос общефедерального значения; к исключительному ведению относились изменения Конституции, выборы ЦИК СССР и пр. На съездах Советов СССР регулярно заслушивались отчеты о работе правительства, отчеты руководителей наркоматов, принимались решения по принципиальным вопросам социалистического строительства – индустриализации, коллективизации, заданий по пятилетним планам, развития советского законодательства, совершенствования работы госаппарата и борьбы с бюрократизмом.

Постоянно действующим органом являлся ЦИК, по установившемуся порядку председательствовали на его заседаниях по очереди представители союзных республик. Это был двухпалатный орган – Совет Союза и Совет национальностей, которые были равноправными. Представительство в первой палате было пропорционально населению республик, во второй – по 5 представителей от союзных и автономных республик, по одному – от автономной области. Общее управление делами возлагалось на Совет народных комиссаров СССР (СНК СССР),который являлся исполнительно-распорядительным органом. К его компетенции были отнесены вопросы общегосударственного управления: оборона страны, управление и развитие экономикой, и пр. При СНК СССР были созданы Совет труда и обороны, ОГПУ. ЦСУ, отраслевые наркоматы и другие органы управления.

Однако закрепленные в союзной Конституции положения о полномочиях союзных республик не были в полной мере реализованы, утвердилась линия на усиление всевластия Центра, высших партийно-государственных структур в важнейших областях жизни страны. На развитие национально-государственного строительства негативное влияние оказали военно-мобилизационная система, централизация управления, невысокий престиж закона в русской политической культуре. Наследуя эту традицию, большевистское руководство в начале 1920-х гг. несколько скорректировало свое отношение к праву, но в целом рассматривало его как прикладное и преходящее явление, связанное с осуществлением нэпа. Тем не менее были заложены основы правопорядка, адекватные нэпу, налаживалась работа госаппарата, правоохранительных органов. Большим достижением в упрочении советского строя стало принятие законоположений о городских и сельских Советах, а осуществление курса на «оживление Советов» позволило упорядочить выборный процесс, заметно демократизировать избирательное право, несколько сократить число лиц, отстраненных от выборов.

Стремление разорвать прежнюю государственно-правовую традицию отчетливо проявилось по отношению к законода-тельству. Создавая новое государство, большевист-ское руководство отвергло идею пверховенство закона, сделав ставку на «революционную целесообразность». Активно внедрял эту установку нарком юстиции
Д.И. Курский.

Категория «закон» не использовалась, широкое развитие получило так называемое «декретное законодательство». Отсутствовала четкая регламентация юридической силы различных правовых актов. Фактически законода-тельную деятельность могли осуществлять не только Съезды Советов, но и ВЦИК, Совнарком. Практика множества субъектов законодательной деятельности сохранилась до принятия Конституции 1936 г., когда в советском государственном праве была закреплена категория «закон».

Накануне Генуэзской конференции нарком по иностранным делам
Г.В. Чичерин, а также партийные публицисты
Т. В. Сапронов
и Д.Б. Рязанов предлагали ввести дополнение в Конституцию, дающее право голоса целому ряду категорий населения.

Новая ситуация, связанная с осуществлением нэпа, требовала отказа от ограничений демократии, вызванных чрезвычайными условиями Гражданской войны. Однако сдвиги в политической сфере были незначительными. Требования глубоких перемен в политической системе не были в должной мере оценены высшим руководством страны, а предложения проигнорированы.

В большинстве случаев эти предложения всерьез не рассматривались, порою сразу отвергались. Принятие этих предложений могло стать реальным шагом на пути демократизации, расширения социальной базы сложившегося режима. Однако это не произошло, помешал ряд обстоятельств. Конечно, еще свежи были картины Гражданской войны, и для большинства победителей казалось немыслимым, даже постыдным заседать вместе с побежденными.

В партии не созрели силы, выступавшие за последовательные политические перемены, они были очень слабы в высшем эшелоне руководства. Абсолютное большинство состава коммунистической партии, партийно-государственного руководства оказалось пленниками военно-коммунистического идеала, очень немногие были готовы на диалог, компромиссы. Политическая ситуация в стране осложнялась личным соперничеством вождей – Г.Е. Зиновьева,Л.Д. Троцкого и
И.В. Сталина.

Принятие политических решений во многом предопределялось борьбой за власть в партии, в стране, что крайне негативно сказывалось на оценке социально-экономической и политиче-ской ситуации в стране. Неумение ориентироваться в сложной обстановке, находить верные решения явственно обнаружилось в ходе курса на «оживления Советов», особенно в оценке итогов первой открытой избирательной кампании 1925/26 гг., в результате которой во многих Советах заметно уменьшилось представительство рабочего класса, коммунистов, Это было воспринято как угроза потери власти. При этом степень зрелости мелкобуржуазных элементов, их опасность преднамеренно преувеличивались. Будучи не в силах еще пол-ностью контролировать экономическую власть, руководство партии утвердилось в позиции, что в политике уступок не будет, что нашло выражение в разработке нового избирательного закона, а на его основе новой Инструкции по выборам Советов РСФСР и других союзных республик. Механизм выборов стал полностью определяться сверху, зависеть от высших партийных структур. Это отражало процесс концентрации реальной власти вне Советов, вне представительных органов, открывало возможности для складывания диктаторского режима.

Не являясь государственными органами, структуры ЦК ВКП(б) фактически концентрировали политическую власть в стране, готовили решения, определявшие деятельность государственных органов, порядок формирования и работы Советов, были инициаторами изменений избирательного законодательства, осуществляли текущее руководство избирательными кампаниями. Естественно, что в условиях громадного объема работы, крайнего напряжения сил и средств не удавалось в должной мере учитывать особенности каждой избирательной кампании, конкретно-исторической обстановки в стране. Сложилась практика: задолго до официального проведения выборов ЦК партии публиковал директивные письма, в которых содержались установки по проведению отчетов депутатов и выборов Советов. На их основе местные партийные комитеты принимали решения, в которых конкретизировались задачи избирательных кампаний, определялись главные организационные и политические мероприятия по подготовке и проведению перевыборов. Эта практика, сложившаяся в 1920-е гг., с определенными видоизменениями сохранилась на весь советский период.

Партийный публицист, работник Агитпропотдела ЦК РКП(б) И. Варгин в апреле 1921 г. в докладной записке счел возможным легализовать деятельность партий социалистической ориентации, разрешить им свободное участие
в выборах.

Спустя месяц Н. Осинский направил в ЦК записку с предложением о создании «крестьянского союза», в функции которого должно было входить участие в хозяйственном и культурном строительстве на селе, выдвижение кандидатов в Советы, правление кооперативов. Через своих представителей партия могла бы контролировать работу крестьянского союза, развивая самостоятельность крестьянской массы.

Один из лидеров так называемой «рабочей оппозиции», член партии с 1906 г. Г. Мясников предлагал установить полную свободу печати.

Важнейшей задачей организационно-подготовительного этапа выборных кампаний являлось формирование избирательных комиссий. В их состав делегировались представители компартийных, профсоюзных, комсомольских и других общественных организаций. Столь представительный состав соответствовал характеру их компетенции. К ведению избиркомов было отнесено наблюдение за исполнением законодательства о выборах, образование избирательных участков, составление списков избирателей и списков лиц, лишенных избирательных прав. Партийные комитеты в обязательном порядке обсуждали их персональный состав, но часто это делалось формально. В результате

в избирательных комиссиях оказывались лица, не подготовленные для столь важной работы, перегруженные другими поручениями. Многообразная и напряженная работа избирательных комиссий начиналась с составления списка избирателей. Как процессуальная норма, эта практика сложилась в середине 1920-х гг.

Особое внимание уделялось выявлению лиц, лишенных избирательных прав. Этот механизм был крайне далек от совершенства. Списки лишенцев велись органами милиции, финотделами и ОГПУ, передавались в избиркомы и носили характер вердикта, что неизбежно вело к ошибкам и злоупотреблениям. На проведение этой работы в исключительной мере влияли изменения политической атмосферы в стране. Число лишенцев в городах РСФСР в 1926 г. составило 219745 (4,2%), в 1927 г. — 612236 (7%), в 1929 г. – 727365 (7,2%), т.е. в абсолютном выражении увеличилось более чем в три раза. В какой-то мере это связано с более тщательным выявлением лиц, не имевших права голоса, но в целом это было связано с поворотом к административно-волевым методам руковод-ства, отказом от идеи «гражданского мира».

Партийные органы в соответствии с установками сверху задавали социальные и партийные параметры состава Советов. Это не прибавляло авторитета советским органам. Тем не менее активность трудящихся на выборах постоянно росла, они все более активно участвовали в обсуждении отчетов Советов, проведении отчетных собраний.

Соответственно усилилось рвение в выявлении лишенцев, что имело место и в Томске.

Для поборников «чистоты классовой линии», нэпман, торговец, кустарь, ремесленник – все на одно лицо, все «враги Советской власти»!

Мелкобуржуазный революционаризм дополнялся низкой правовой культурой, правовым нигилизмом.

Так, после выборов 1929 г. на основе циркуляра НКВД и НКЮ в нарушение Конституции РСФСР в городах России, в том числе и в Томске, началось выселение лишенцев из коммунальных и кооперативных квартир и домов.

Эта акция превратилась в депортацию семей «нетрудового элемента» и была поддержана частью рабочих и служащих, рассчитывавших получить освободившееся жилье.

Дни выборов превращались в яркие, праздничные события. На избирательных участках устраивались концерты художественной самодеятельности, демонстрировались кинофильмы, на улицах Томска проходили предвыборные карнавалы, вечером – факельные шествия. Особенно активны были комсомольцы, молодежь. В составе Томского горсовета были представлены основные социально-демографические группы – рабочие, служащие, учащиеся, красноармейцы, от трети до половины состава – коммунисты, 8–10% – комсомольцы. Интеллигенция достаточно активно участвовала в советской работе, особенно в деятельности секций народного образования, здравоохранения, культурно-просветительской, торгово-кооперативной, финансов. К разработке планов развития города привлекались лучшие научные и технические силы. По заданиям городской плановой комиссии работали профессора Н.В. Гутовский, Л.Н. Ивановский, М.А. Усов, В.В. Ревердатто и многие другие. Но на съезды Советов Сибири представители интеллигенции делегировались редко, только лишь ректоры вузов В.Н. Савин, Н.В. Гутовский. Чаще всего делегатами съездов Советов являлись партийные и советские руководители, а также «рабочие от станка» и «крестьяне от сохи», по тогдашней терминологии. Представители этих категорий в первую очередь оказывались представленными и на Всероссийских съездах Советов.

Состав делегатов съездов систематически обновлялся, что позволяло вовлекать в непосредственную деятельность высших органов власти сотни представителей трудящихся. Однако такая практика имела и обратную сторону – слабую преемственность. К тому же съезды Советов представляли собой краткосрочные представительные учреждения, их работа не была строго регулирована, каждый съезд Советов принимал свой регламент работы.

Работа съездов была открытой, широко освещалась в печати, после каждого заседания издавались «бюллетени», они в своей совокупности составляли затем стенографический отчет съезда. Сроки созывы съездов Советов в 1920-е гг. стали увязываться с перевыборами Советов. Вряд ли можно согласиться с ранее бытовавшим категорическим утверждением о «выполнении съездами Советов функции верховного властвования», поскольку властвование требует непрерывности и преемственности. Съезды Советов созывались на 1–3 дня, и больше были похожи на Земские соборы Московского государства. Советский политический строй воспроизвел старомосковскую традицию.

Наряду с постановкой социально-бытовых вопросов избиратели Томска обращали внимание и на хозяй-ственные.

Так, в ходе избирательной кампании 1927 г. рабочие и служащие лесозавода, речного порта, кожевенного, дрожжевого заводов, спичфабрики «Сибирь» высказались за необходимость осуществления режима экономии, расширение лесопильного производства в Томске, реконструкции ряда производств и строительства бумажного комбината.

Реальная власть все более концентрировалась в высшем партийно-государственном аппарате, который в возрастающей степени контролировал процесс формирования съездов Советов и его органов. Все в большей мере наблюдался разрыв между конституционным статусом и реальным местом тех или иных представительных органов, что касалось и ВЦИК.

Конституция РСФСР закрепила ведущее положение ВЦИК в системе высших органов власти, будучи высшим законодательным, распорядительным и контролирующим органом, он, по Конституции, давал общее направление деятельности правительства, объединял и согласовывал законодательство и управление, наблюдал за проведением в жизнь Конституции, законов Советской власти. ВЦИК выполнял свои функции путем периодического созыва своих сессий, всего до 1938 г. было проведено около 40 сессий. В период между сессиями работа сосредоточивалась в Президиуме ВЦИК, а также в постоянных и временных комиссиях. Большое место в работе ВЦИК занимала непосредственно законодательная деятельность, а также вопросы хозяйственного, культурного и национально-государственного строительства, административно-территориального устройства.

ВЦИК, в частности, принял Гражданский кодекс, Кодекс законов о браке и семье, Уголовный кодекс РСФСР 1926 г., Положение о судопроизводстве, ряд положений о городских и сельских Советах, Декрет 1925 г. «О введении в РСФСР всеобщего начального обучения и построении школьной сети» и многие другие.

Права и обязанности членов ВЦИК в общей форме были определены Конституцией и конкретизированы специальным положением 1925 г. Члены ВЦИК пользовались правом законодательной инициативы, правом запроса на сессиях, по предъявлении мандата, имели право свободного входа во все советские учреждения и получения необходимых им сведений и справок. знакомили население с работой ВЦИК, принимали от трудящихся ходатайства, заявления и жалобы, направляя их в соответствующие органы, обеспечивая скорейшее рассмотрение. Эта работа велась совместно с РКИ (Рабоче-крестьянскаой испекцией), но ее значимость стала резко снижаться в 1930-е гг., практический опыт не обобщался и перестал освещаться в печати, лишь по анкетным данным можно было узнать, что тот или иной депутат-активист или ответственный работник является членом ВЦИК.

В силу известных причин потенциал советской представительной системы не был в полной мере реализован. Идея о Советах как «работающих корпорациях», которые сами принимают законы, сами организуют их исполнение, оказалась благим пожеланием. Окончательное оформление командно-административной системы усилило зависимость представительных органов от исполнительных, от партийных структур. Дали о себе знать представления о политическом руководстве как чисто аппаратном, они разделялись большинством руководящих кадров всех рангов, прежде всего И.В. Сталиным. Усиливалось расхождение между провозглашенными принципами и их реализацией на практике. Это наглядно проявилось и в осуществлении положений Конституции 1936 г.

Высшие органы власти
по Конституции 1936 г.
Декларации и историческая практика

Достижения и издержки советского строя были тесно переплетены. Было заявлено, что социализм в СССР в основном построен, произошли глубокие структурные изменения в экономике, социальной сфере, ликвидированы эксплуататорские классы, что создало возможность для расширения социальной базы советского строя и внесения существенных изменений в совет-ский государственный механизм. VII съезд Советов СССР (1935 г.) по предложению ЦК ВКП(б) поручил ЦИК создать Конституционную комиссию. Ее председателем стал И.В. Сталин, в разработке проекта активное участие принимали Н.И. Бухарин, М.И. Калинин, Г.К. Орджоникидзе, А.С. Бубнов, Н.В. Крыленко, Я.Б. Гамарник, М.Н. Тухачевский (большинство из них вскоре репрессировано). В июне 1936 г. проект был опубликован, и началось его всенародное обсуждение, в котором участвовало более 55% взрослого населения. В Конституционную комиссию поступило около 154 тыс. предложений, поправок, замечаний. Обсуждение проекта завершилось на Чрезвычайном VШ съезде Советов СССР. Редакционная комиссия внесла ряд изменений в первоначальный текст, было принято 47 поправок и дополнений к проекту, они касались более 30 статей. Среди них – прямые выборы в Совет национальностей, увеличение числа депутатов в обе палаты, их равноправие, увеличение числа заместителей председателя Президиума Верховного Совета с 4 до 11 (по числу тогдашних союзных республик) и др.

Еще в 1920 г. Сталин как-то заметил, что страной управляют не те, которых выбирают в Советы, а «фактически те, которые овладели на деле исполнительными аппаратами государства».

Так, П.П. Борисов, член партии с 1919 г., в 1931–1932 гг. был председателем Томского горсовета, являясь членом ВЦИК.

Сменивший его на этом посту Е.С. Алфеев являлся членом ЦИК СССР, но что-то определенного сказать об их деятельности в высших представительных
органах сказать трудно.

Высший орган власти в СССР, согласно Конституции, – Верховный Совет СССР, избиравшийся на 4 года, состоял из двух палат: Совет Союза и Совет Национальностей, между его сессиями – Президиум Верховного Совета. Определялась компетенция правительства СССР – Совета Народных Комиссаров. Он был подотчетен Верховному Совету СССР.

Специальная глава была посвящена избирательной системе, которая закрепляла всеобщее, равное, прямое избирательное право при тайном голосовании. Избирательное право предоставлялось всем гражданам СССР с 18 лет. Право выдвижения кандидатов в депутаты закреплялось за общественными организациями.

В течение 1937 г. на основе Конституции СССР были приняты Конституции РСФСР и других союзных республик.

Осуществление конституционной реформы имело важное значение для советского общества и вызвало небывалый резонанс за рубежом. Отклики на принятие Конституции 1936 г. за рубежом были достаточно противоречивыми, нередко взаимоисключающими: «движение к демократии» и «псевдодемократическая конституция». Конечно, ряд демократических преобразований был налицо — отмена прежних ограничений в правах для ряда категорий граждан, равные, прямые выборы, тайное голосование. Однако реальной демократизации общественной жизни не произошло, более того, происходили противоположные процессы. Провозглашенные Конституцией неприкосновенность личности, тайна переписки, независимость судей в условиях массовых репрессий были не более чем фикцией. Сложившийся режим вел непрерывную войну со своим народом, с лучшими его представителями. Эту войну не могло остановить принятие Конституции 1936 г., она сама оказалась незащищенной.

Характерной особенностью Конституции 1936 г. было то, что она непосредствен-но решала наиболее существенные вопросы формирования, организации
и деятельности не только высших органов
власти и управления союзных автономных республик, но и местных Советов. Определяла
их полномочия.

Несмотря на законодательное закрепление организационных функций за соответствующими советскими органами и избирательными комиссиями, реальное руководство выборным процессом осуществляли партийные комитеты, используя традиционно номенклатурные методы контроля. Значительные новшества в избирательной системе потребовали еще более широкого применения административного ресурса. Организационно-технические задачи проведения выборов оказались серьезным испытанием для партийно-государственного аппарата. Партийные комитеты осуществляли полный контроль за формирование и составом избирательных комиссий. В предвоенные годы контроль был наиболее силен: в ЦК ВКП(б) направлялись списки не только окружных избирательных комиссий, но и председателей и секретарей участковых комиссий. При подборе кандидатур учитывались родственные связи, отсутствие «порочащих» фактов биографии.

Несколько отводов кандидатур в избирательные комиссии были и на Томской земле.

Процедура выдвижения кандидатов в депутаты Верховных Советов СССР и РСФСР также находилась под партийным контролем. Избиратели обычно поддерживали предлагаемые сверху кандидатуры. Сложилась обязательная, по сути ритуальная, процедура выдвижения первых руководителей страны. В 1937 г. этот список был дополнен героями-полярниками – О.Ю.Шмидт, М.Н. Громов и др.

В Томске на собрании трудового коллектива ТГУ была выдвинута кандидатура И.В. Сталина, мединститута – К.Е. Ворошилова, транспортного института – Н.И. Ежова, редакции газеты «Красное знамя» – Л. Мехлиса и т.д. Такая процедура ритуального выдвижения кандидатами в депутаты сохранилась до конца 1980-х гг. Реальными кандидатами в депутаты стали главный инженер Кузнецкстроя академик И.П. Бардин (в Совет Союза), командующий войсками СибВО М.А. Антонюк (в Совет национальностей). Агитация за кандидатов как элемент избирательной кампании повсеместно была превращена в мощную идеологическую кампанию. Наряду с обеспечением высокой явки на выборы успешно решалась задача достижения высоких производственных показателей. Содержание агитработы вышло далеко за рамки предвыборной ситуации, охватило все стороны жизни страны.
Явка на выборы была исключительно высока, как и процент проголосовавших «за». Население с готовностью восприняло новые формы своего участия в политическом процессе. Конституционная реформа сыграла заметную роль в политической интеграции общества.
Абсолютное большинство участвовавших в обсуждении проекта Конституции и первых выборах в Верховные Советы СССР и РСФСР искренне верили в социализм, в установление законности, демократии. Эти иллюзии умело поддерживались. В преддверии выборов прошла широкая отчетная кампания местных Советов, в ходе которой многие должностные лица и депутаты подверглись критике. Многочисленные митинги, собрания трудящихся, сами первые равные выборы были срежессированы как демонстрация «полного и единодушного единства партии и народа», прославления мудрости вождя всех времен и народов! Делалось это не из-за страха. Нельзя не согласиться с мнением, что в общественном сознании и поведении 1930-х гг. вера в социалистический идеал и авторитет партии соединилась с вождизмом, коллективизм – с равнением на команду сверху, идейная убежденность — с интеллектуальной и политической придавленностью масс.

Период Великой Отечественной войны занимает особое место в истории Томской земли: за счет эвакуированных предприятий существенно вырос экономический потенциал, рабочие, колхозники, интеллигенция самоотверженно трудились в тылу. 13 августа 1944 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР была создана Томская область. Томск к этому времени стал крупным промышленным центром Сибири: за годы войны объем промышленного производства утроился, были созданы ранее не существовавшие отрасли производства – электротехническая, оптико-механическая, резинотехническая, существенно расширились машиностроение и металлообработка. По-прежнему сохранялось значение Томска как крупного научного и учебно-образовательного центра.

Сверху давались рекомендации по социально демографичес-кому составу избирательных комиссий (число рабочих, беспартийныхи женщин).

Так начала формироваться традиция, получившая название «99%».

Режим Сталина умело эксплуатировал энтузиазм, непоколебимую уверенность масс в идеалы социализма, беспредельное доверие вождю.

Во время войны выборы в Советы не проводились. После ее окончания в феврале 1946 г. были проведены выборы в Верховный Совет СССР, через год – в Верховные Советы союзных и автономных республик. Был повышен возрастной ценз для депутатов Верховного Совета СССР – 23 года, Верховных Советов союзных республик – 21 год. Изменения Конституции СССР носили по преимуществу редакционный характер. Сессии Верховных Советов в эти годы созывались нерегулярно, необоснованно сужался круг вопросов, которые рассматривались высшими органами власти, слабой была работа постоянных комиссий. Подбор кандидатов в депутаты проводился исключительно строго, они проходили проверку на наличие компрометирующих фактов в органах госбезопасности. Традиционно кандидатом № 1 назывался И.В. Сталин, затем другие высшие партийно-государственные руководители. На местах партийные комитеты на основе разнарядок сверху подбирали кандидатов в депутаты. Выборы проводились на безальтернативной основе.

Деятельность высших органов власти Союза и республиканских носила полузакрытый характер, в печати давалась краткая и весьма скудная информация по итогам весьма непродолжительных сессий. Работа Верховных Советов заметно активизировалась после ХХ съезда КПСС. Инициатором реформ был Н.С. Хрущев. Он искренне хотел обеспечить в стране законность, привлечь население к участию в делах государства. Однако, полагаясь на собственную интуицию, Н.С. Хрущев пренебрегал закономерностями развития общества, принимал непродуманные, волюнтаристские решения. Реформы проводились поспешно, без серьезного научного обоснования, оказались малорезультативными, породили массу негативных явлений. Все эти реформы механически вотировались высшими органами власти страны, союзных республик. Их фактическое безвластие было продемонстрировано при передаче Крымской области Украине в 1954 г. Этот шаг был предпринят по инициативе Хрущева, стремившегося в борьбе за высший партийный пост заручиться поддержкой руководства компартии Украины.

Депутатам давался наказ, который в первую очередь выражал местные нужды и запросы. Избиратели нередко вносили предложения с указанием способов их реализации, прежде всего это касалось проблем развития жилищно-коммунального хозяйства, здравоохранения, народного образования, развития сети транспортных коммуникаций. Возможности депутата, ученого, или передовика производства, пусть даже инициативного и волевого, были не сопоставимы с возможностями депутата из числа руководящих работников, которые могли использовать не только депутатский мандат, но и свой статус, номенклатурные связи.

Совместные усилия руководства Томской области и депутатов были направлены на ускоренное освоение природных ресурсов.

В частности, уже тогда ставился вопрос о разработке бакчарских железных руд, туганского месторождения редких металлов, строительства горно-обогатительных комбинатов. Были найдены богатые месторождения нефти и газа, Томская область стала одним из центров добычи углеводородного сырья, возникли города Стрежевой и Кедровый.

Наиболее удачно лоббировал интересы области 1-й секретарь обкома, депутат Верховного Совета СССР Е.К. Лигачев. Параллельно с развертыванием добычи нефти и газа удалось добиться строительства гиганта нефтехими – ТНХК. Одновременно решались и важные социальные вопросы: развертывание жилищного строительства и создание современной базы стройиндустрии, создание системы дальнего теплоснабжения Томска с использованием вторичного тепла от атомного производства, снабжение города водой из подземных источников, развитие сети народного образования и здравоохранения. Отдельно следует отметить создание Томского научного центра АН СССР и Академии медицинских наук. Е.К. Лигачев был в числе наиболее сильных «региональных лоббистов». Решение проблем области достигалось не только путем информирования ЦК КПСС, Верховного Совета, Совета Министров, но и путем создания «деловых союзов» с министерствами и ведомствами.

В обмен на гарантии отраслевых министров по увеличению расходов на социальные цели поддерживалась инициатива о размещении на территории области новых промышленных предприятий, расширении действовавших. При заключении таких негласных контрактов часто игнорировались вопросы экологии, развития транспортных коммуникаций. Министерства и ведомства львиную долю капиталовложений направляли на возведение производственных объектов, недооценивая важность социальных задач. Тем не менее Том-ская область в эти годы развивалась исключительно динамично.Население пользовалось значительными социальными гарантиями.

Избирательные кампании проходили по тщательно проработанному сценарию. На партийные комитеты возлагалась задача по подбору кандидатов в депутаты. Рекомендуемые органами КПСС кандидаты затем выдвигались предприятиями и учреждениями и регистрировались избирательными комиссиями. Отлаженный механизм подбора кандидатов позволял формировать депутатский корпус по заданным параметрам.

По традиции наряду с кандидатами в депутаты от трудовых коллективов положено было выдвигать высших руководителей партии, они благодарили за доверие и объявляли о согласии баллотироваться по одному из округов. Прецедента их выборов от Томской области не было.Организация и проведение выборов нуждались в существенном реформировании, как и деятельность Советов всех рангов.

Конституция 1977 г.
и советский «парламентаризм»

Новый этап работы представительных органов принято связывать с принятием Конституции 1977 г. Советы депутатов трудящихся стали именоваться Советами народных депутатов. Принципиальных изменений в их работе не произошло.

Как и ранее, Верховный Совет СССР имел двухпалатную структуру: Совет Союза и Совет национальностей (избиралась по норме: З2 депутата – от союзной республики, 11 – от автономной области, 1 – от автономного округа). Такая структура обеспечивала представительство всего населения и каждой нации и народности в отдельности. Обе палаты состояли из равного числа депутатов, имели равные права и обязанности. Им в одинаковой мере принадлежало право законодательной инициативы: проекты законов, иные вопросы, которые выносились на рассмотрение Верховного Совета, обсуждались палатами раздельно, либо на совместных заседаниях. Из числа членов палат формировались постоянные комиссии для предварительного рассмотрения и подготовки вопросов. Порядок деятельности Верховного Совета, его палат, других органов определялся Регламентом, другими законами СССР.

Представительство Томской области в высших органах власти в эти годы увеличилось. Согласно традиции, тогдашний первый секретарь Томского обкома А.В. Семин был избран в Верховный Совет СССР, депутатами Верховного Совета РСФСР стали председатель облисполкома В. И. Куперт, директор ТЭМЗа
К.И. Лаврентьев, академик В.Д. Кузнецов и колхозница Шегарского района
М.В. Цымоха.

В последующие десятиле-тия такая модель предста-вительства в высших органах власти сохрани-лась: как правило, первый секретарь обкома представ-лял область в Верховном Совете СССР (правда, В.А. Москвин и И.Т. Марченко – депутаты российского парламента), председатель облисполкома, второй секретарь обкома партии избирались депутатами Верховного Совета РСФСР.

Обязательным было представительство наиболее крупных ученых, директоров промышленных предприятий и передовиков производство. Депутатами Верховного Совета РСФСР в разное время были ректор ТПИ А. И. Воробьев, ректор ТГУ А.И. Данилов, профес-сора мединститута
А.Г. Савиных, Д.Д. Яблоков, директора промышленных предприятий А.Т. Иванов (ТЭЛЗ), Л.С. Ильницкий (начальник комбината «Томлес»), и др.

Типичен в этом плане состав депутатов, избранных 12 марта
1967 г. Н. М. Варфоломеева – доярка колхоза им. ХХI съезда КПСС Кожевников-ского района, В. П. Косте-белова – машинист башенного крана,
Г.А. Шашкин – бурильщик Александровской разведочной экспедиции,
А. А. Воробьев – ректор ТПИ. Н.В. Лукьяненок – председатель облиспол-кома, А.И. Кузнецов – 2-й секретарь обкома партии. Такая модель депутатского представительства была и в соседних регионах,
в целом по стране.

Верховный Совет РСФСР являлся однопалатным органом, вопросы своей компетенции он решал на сессиях и через формируемые им органы – Президиум, постоянные комиссии. В Президиуме обеспечивалось представительство от автономных республик, областей и округов.

Продолжалась антиконституционная практика законотворческой деятельности Президиума Верховного Совета СССР, когда принимаемые им указы вносили существенные коррективы в действующее законодательство, а то и противоречили ему. Аналогичным образом республиканские законы изменялись указами Президиумов Верховных Советов республик, в том числе и РСФСР. Такая практика позволяла партии без какого-либо труда проводить свои решения, придавая им общеобязательное значение. При этом депутаты демонстрировали поразительное единство при голосовании, пресловутый «одобрямс». Трудно допустить, что за все годы работы Верховных Советов ни у кого не было оснований проголосовать против по какому-либо из вопросов. Такие ситуации наверняка возникали, поскольку большинство союзных и республиканских депутатов были не марионетки. Среди них было много по-настоящему влиятельных лиц – руководителей регионов, крупных хозяйственников, известных ученых, представителей творческой интеллигенции, у которых было различие во взглядах, подходах. Однако в Верховных Советах царило трогательное согласие, «демонстрировалось монолитное единство» вплоть до перестройки.

Правотворческая деятельность осуществлялась по преимуществу в форме указов Президиума Верховного Совета СССР и нормативных актов Совета Министров СССР. На долю законов приходилось, например, в 1978 г. 10 актов (2% от общего числа), З5 указов принял Президиум Верховного Совета, а Совет Министров принял 216 постановлений и 244 нормативных распоряжения. Такое соотношение законов и подзаконных актов убедительно свидетельствует о том, какие органы были полновластными.

Конституция 1977 г. завершила деятельность по кодификации общесоюзного законодательства. В эти годы Верховный Совет РСФСР подготовил и принял брачно-семейный, земельный, водный кодексы, кодекс законов о труде, законы о народном образовании, здравоохранении. В 1978 г. в РСФСР была принята новая Конституция. Была возрождена практика всенародных обсуждений важнейших законопроектов. Помимо проектов Конституций, граждане принимали участие в обсуждении проекта кодекса о труде, закона о трудовых коллективах. Внедрение плановых начал в правотворческий процесс позволяло заблаговременно и без спешки готовить проекты нормативных актов, более полно учитывать потребности общества.

Подготовку проектов законов вели комиссии законодательных предположений Верховного Совета СССР и РСФСР. В разработке проектов активно участвовали Институт государства и права АН СССР, союзные и республиканские Министерства юстиции, Верховные суды, Генеральная прокуратура.

Законотворческая деятельность сочеталась с решением вопросов государственного управления, с принятием по этим вопросам соответствующих постановлений. Осуществлялся контроль за деятельностью всех подотчетных государственных органов. Не реже одного раза за период полномочий отчеты о своей деятельности Верховному Совету предоставляли Комитет народного контроля, Верховный суд и Генеральная прокуратура СССР, заслушивались отчеты министров, председателей государственных комитетов, других членов правительства СССР.

Особое положение занимала Парламентская группа Верховного Совета СССР – объединение депутатов, возникшее в 1955 г., вскоре она была принята в Межпарламент-ский союз. Ее деятельность заметно активизировалась
в условиях разрядки между-народной напряженности
в 1970-е гг., ее члены выезжали в другие страны
и принимали иностранных парламентариев. Такие непосредственные контакты способствовали улучшению взаимопо-нимания между народами.

С рубежа 1970–80-х гг. происходило нарастание социальных проблем, но еще была уверенность в завтрашнем дне, что «завтра будет лучше, чем вчера». Многое раздражало в повседневной жизни, растущие тяготы однозначно связывались с «начальством», с местной бюрократией, чьи привилегии вызывали почти всеобщую ненависть. На фоне пафоса, громких слов о коммунистической морали все чаще встречались факты нарушения элементарных норм и правил приличия, использования служебного положения в личных целях.

Постоянно росли диспропорции развития, особенно между спросом и предложением, возникла так называемая экономика «дефицита», что деформировало структуру потребления. Сложились «теневые каналы», используя которые, можно было достать дефицитные товары, импорт. Импорт – своего рода мифологическая категория, русифицированное «маде ин» произносилось с трепетной или хвастливой интонацией.

Разоблачение культа личности Сталина предопределило главное противоречие дальнейшей эволюции советской системы, заложило мощный заряд под ее несущие конструкции – надломилась вера в коммунистическую партию, в социалистический идеал, утвердилась двойная мораль, которая приобрела самодовлеющий характер. Конформистская мотивация поведения пришла на смену идейной убежденности, во многом пассивному принятию существовавшего строя, что отчетливо проявилось в ходе выборов в Советы. Несмотря на очевидную предсказуемость их итогов, заключительной фазе избирательных кампаний придавалось особое значение. Создавалась атмосфера праздника на избирательных участках, особенно на выборах в Верховные Советы СССР и РСФСР: выступление профессиональных артистов, участников художественной самодеятельности, демонстрация кинофильмов и пр. Были и прозаические мероприятия – буфеты с дефицитными продуктами и книгами. Праздничность – неотъемлемый атрибут выборов всех советских лет.

Диссонансом в этой атмосфере являлись случаи отказа от голосования. Причины были почти исключительно социально-бытовые.

Оценивая практику голосования в Советы различных уровней, неверно полагать, что она была сплошным абсурдом, как пишут иные публицисты. Существовал разброс мнений и позиций, который нарастал, о чем свидетельствуют надписи на избирательных бюллетенях. Были надписи типа: «голосую за Советскую власть», «за лучших сынов России», за «родную партию», но росло число негативных надписей, которые, естественно, не афишировались, так как содержали нелицеприятные оценки отдельных лиц – «бюрократ и карьерист», «самодур». Росло число надписей на бюллетенях типа: «долой мироедов, владеющих спецбольницами и спецбуфетами», что отражало растущую ненависть к местной бюрократии, ее привилегиям. Такого рода надписи – своего рода нереализованная надежда на «хороших руководителей», отражение оторванности власти от народа. Были политические: «Где выбор кандидатов?», «Голосование – проформа, кого назначили, за того и проголосуют».

Идея «торговли» постепенно овладевала массами, все большая часть населения втягивалась в операции по «обмену услуг», или, говоря словами куплетистов Шурова и Рыкунина,
«вы мне –промтовары,
я вам – бакалею,
вы мне – телевизор,
я вам – магнитофон…».

Отметим такую немаловажную деталь – недовольство и скепсис по отношению к местной власти постоянно усиливались, а представление о справедливости традиционно, как в стародавние времена, связывалось с центральной властью. Сохранялись надежды на благожелательное вмешательство высшего руководства в духе старорусской традиции, отсюда поток жалоб с мест в центральные органы. Увеличивалось число обращений к союзным и республиканским депутатам, они откликались, по возможности помогали. В целом рядовой избиратель имел весьма смутное представление о своих депутатах и их депутатской деятельности. Средства массовой информации, за исключением газеты «Известия», крайне редко и скудно освещали деятельность конституционных органов власти.

Жалобы и обращения граждан – своего рода борьба за свои права, которая не покушается на устои общества, вполне вписывается в логику бюрократической машины, универсальная форма протеста. Советские люди не готовы были отстаивать свои интересы в суде, надеясь личным обращением привлечь внимание к острой проблеме, нарушению их прав.

Перестройка и попытки
реформирования советского строя

Завершающий этап советской политической системы пришелся на время перестройки. На первом этапе М.С. Горбачев и его команда пытались реформировать экономику, на втором – взялись за реформирование политической системы, не имея сколько-нибудь целостной и развернутой программы преобразований.

В соответствии с решениями ХIХ Всесоюзной партконференции были внесены изменения в Конституцию СССР, высшим органом власти был признан Съезд народных депутатов, состоящий из 2250 депутатов, из них 750 избирались по территориальным округам, 750 – по национально-территориальным, остальные делегировались от КПСС и общественных организаций. Предполагалось, что Съезд народных депутатов будет реально полновластным органом, он мог принять к рассмотрению любой вопрос, отнесенный в ведению СССР. Постоянно действующим законодательным, распорядительным органом государственной власти должен был стать Верховный Совет СССР. Принятие этого документа обернулось прямо противоположными результатами. В условиях демократизации и гласности предполагаемый курс на укрепление советского строя обернулся потерей доверия к существовавшим структурам власти, что показали выборы на Съезд народных депутатов в ряде крупных городов страны, в том числе и в Томске (1989 г.).

Известный социолог
В.Э. Шляпентох, анализи-руя редакционную почту тогдашних центральных газет, пришел к выводу, что никто из обратившихся не воевал с советской системой, все хотели ее усовершенствовать. Поэтому власть даже поощряла писание жалоб и обращений. Реакция Центра была различной, обычно пересылали на места, реакция «мест» чаще была формальной, хотя порою удавалось добиться справедливости, что стимулировало «правдоискателей». Они, вопреки растущей апатии и безразличию большинства, конфликтовали с начальством, писали
и сигнализировали.

Подготовка выборов велась как обычно: сформированы избирательные округа, началось выдвижение кандидатов в депутаты в трудовых коллективах. По 313-му округу было выдвинуто 8 кандидатур, но окружная избирательная комиссия в качестве официальных зарегистрировала только двоих. Стремление келейно подобрать кандидатов и провести их в народные депутаты возмутило многих, а явное нежелание не допустить выдвижение сотрудника НИИ ядерной физики С. Сулакшина, так же как и тенденциозный разбор его программы в печати, дали обратный результат, сделали рекламу совершенно неизвестному молодому ученому, усилили симпатии к нему. Он стал известен широкой публике, студенчеству города.

С. Сулакшин уловил настроения масс, излагая то, что тревожило многих, что наболело за долгие годы. Его взлет произошел в условиях резкой политизации, небывалого накала эмоций и страстей. Его команда не особенно церемонилась с соперниками – генеральным директором объединения «Полюс» П. Голубевым и профессором-кардиологом Р. Карповым. Партийные организации оказались не готовы вести агитацию в открытой борьбе позиций, избирательных платформ, а принадлежностьк КПСС, к ее руководящим органам воспринималась негативно большинством избирателей.

Открытие и работа съезда привлекли пристальное внимание томичей, они многого ждали от него. Телевизионные репортажи со съезда на время стали популярным зрелищем, но вскоре оно наскучило. Ожидания закончились разочарованием, идеи перестройки девальвировались, душевный подъем первых лет перестройки угас, нарастали апатия и равнодушие. В такой обстановке проходили выборы народных депутатов РСФСР. Явка на выборы была невысокой, народными депутатами России стали Н. Ведерников, В. Егоров, Д. Добжинский, Г. Жуков, В. Зоркальцев, А. Кобзев, В. Кулаков.

Из всех томских депутатов самым активным и деятельным был С. Сулакшин. Он вошел в Межрегиональную депутатскую группу, в составе парламентских делегаций постоянно выезжал за границу, прошел стажировку в ряде зарубежных и политических центров, позднее стал представителем президента России в Томской области, депутатом Государственной Думы 1-го и 2-го созывов.

Митинговость избирательных кампаний выплеснулась на заседания съездов народных депутатов. Обсуждение вопросов проходило в крайне нервозной обстановке. Большинство выступлений не отличались корректностью. Недоверие, взаимные оскорбления, нежелание идти на компромиссы заводили дебаты в тупик. Видно было, что многие избранники народа не подготовлены к депутатской деятельности. За ожесточенным противостоянием фактически стояли не только личные амбиции, но и начавшийся передел властных полномочий.

Рядовые избиратели равнодушно взирали на «разборки» своих избранников, заметно охладели к политике. Утрата доверия к КПСС сопровождалась нарастающим скепсисом ко всем вновь зародившимся партиям – настораживали экстремизм, нечистоплотность новых лидеров. Несмотря на различия во взглядах, они были поразительно едины в стремлении все решить разом, по западным образцам, демонстрируя авторитарность поведения, нетерпимость к иному мнению.

Исключительным драматизмом отличались выбору по 313-му Том-скому округу. Потребовалось три тура голосования, в результате народным депутатов был избран
С. Сулакшин.

На альтернативной основе были избраны рабочий из Стрежевого Н. Белоус, врач асиновской больницы
А. Лукьянов.

По спискам общественных организаций народными депутатами стали секретарь парткома ПО «Сибкабель»
В. Остроухов, бригадир треста «Томскжилстрой» М. Лицкевич, бригадир бри-гады лесозаготовителей.
Н. Пчелка, руководитель военно-патриотического клуба Н. Шамин.

В развитии политических процессов в стране большую роль сыграла отмена шестой статьи Конституции СССР, закреплявшей руководящую роль КПСС в обществе, а также учреждение поста Президента СССР, что явно противоречило базовым принципам конституционной реформы.

В марте 1990 г. в спешном порядке был созван III внеочередной Съезд народных депутатов, который внес необходимые изменения в Конституцию. По общему правилу, президент должен был избираться на всеобщих выборах, но Горбачеву было сделано исключение, он был избран Съездом народных депутатов. Согласно поправкам Конституции, Президент СССР признавался главой государства и получил широкие полномочия, отняв их у Верховного Совета.
С введением поста Президента, Верховный Совет СССР вновь становился неполновластным.

Предпринятые шаги не стабилизировали ситуацию в стране, кризис нарастал. Новое руководство демонстрировало неспособность осуществлять управление страной, не смогло позитивно решить ни одного вопроса в сфере экономики, политики, национальных отношений, предотвратить развал СССР в ходе начавшегося «парада суверенитетов».

Выборы в республиканские Верховные Советы весной 1990 г. в Прибалтике, Закавказье, в Молдавии принесли победу национал-сепаратистским силам. Первой провозгласила свою независимость Литва, затем, Латвия, Эстония, Армения, Грузия. Процесс распада СССР приобрел особую динамику после принятия Первым съездом народных депутатов РСФСР декларации о государственном суверенитете, которая существенно ослабляла СССР как федеративное государство, носила черты конфедеративного начала. РСФСР – самая крупная по населению и экономическому потенциалу союзная республика, усиливающая противостояние российской власти и союзной, делала распад СССР неизбежным.

Учреждение президентской власти по сути противоречило идее полновластия Советов. Однако личное желание
М.С. Горбачева оказалось весомее принципа полновластия Советов.

Тенденции децентрализации затронули и саму Россию, начался «парад суверенитетов» автономных республик. Некоторые субъекты РСФСР заявили об изменении своего государственно-правового статуса – Адыгея, Карачаево-Черкесия, Горный Алтай, Хакасия стали автономными республиками.

События 19–21 августа 1991 г., ГКЧП при всей их локальности оставили глубокий след в истории России. Исход этих событий фактически предрешил вопрос об изменении общественно-политического строя в стране. Главные события развернулись у стен Белого дома, где располагался Верховный Совет РСФСР. В искренности большинства его защитников не приходится сомневаться, они жили предчувствием близкого вступления в царство свободы, демократии, материального изобилия. Скорее всего, это был «революционный невроз» – психоз веры в идеалы свободы и демократии. В провинции все ограничилось немногочисленными митингами. Уже когда все завершилось, ГКЧП капитулировал, вечером 21 августа в Томске у здания областного Совета собрался митинг, на котором выступили депутаты С. Сулакшин, А. Кобзев.

На время Б.Н. Ельцин, А. В. Руцкой (вице-президент), Р.И. Хасбулатов стали персональным воплощением победы над ГКЧП. Исчезновение главного противника произо-шло на удивление быстро и легко, руководство России продолжало бороться с утратившим власть Центром, партократами, не осознавая свою меру ответственности за судьбы россиян. Поспешные шаги по разгрому союзного Центра привели к окончательной утрате шанса на спасение бывшего Союза. Окончательный приговор СССР был подписан Беловежским соглашением руководителей России, Украины и Белоруссии.

У руководства России не оказалось программы преобразований. Под диктовку Запада была принята программа так называемой «шоковой терапии» – одномоментной либерализации цен и ускоренной приватизации государственной собственности. При этом Президент в своем знаменитом выступлении на V Съезде народных депутатов заверил россиян, что надо потерпеть 6 – 7 месяцев, а уже с осени 1992 г. начнется стабилизация экономики и улучшение жизни населения.

Однако экономическая практика разошлась с теоретическими постулатами реформаторов-монетаристов – «невидимая рука рынка» все решит автоматически. В условиях нарастающего развала экономики и роста социальной напряженности резко усилилось противостояние Президента и Верховного Совета России, который стал все решительнее отмежевываться от правительственного курса, выдвигая задачи корректировки реформ и социальной защищенности рядовых граждан. Президент, его окружение усмотрели главную причину неудач в «антиреформаторской позиции» Верховного Совета. Конфликт ветвей власти поставил в повестку дня проблему государственного устройства: быть России президентской или парламентской республикой. Все более очевидным становился и раскол общества. Такое противостояние было чрезвычайно опасным.

Новый этап борьбы персонифицировался соперничеством Ельцина и Хасбулатова, который был поддержан вице-президентом Руцким. Чтобы разрядить обстановку, было принято решении о проведении всенародного референдума, он состоялся 25 апреля 1993 г. На референдум были вынесены вопросы: о доверии президенту, о поддержке его экономического курса, о досрочном переизбрании президента и Съезда народных депутатов. Референдум не ликвидировал конституционного кризиса, но заложил дополнительные основания для продолжения конфронтации, усилил риск силового варианта его разрешения.

Большой резонанс получило высказывание президента России Б.Н. Ельцина, обращенное к автономиям: «…берите суверенитета, сколько проглотите!»

Накануне решающей схватки Ельцин заручился поддержкой правящих кругов Запада и начал переброску войск в Москву. 21 сентября 1993 г. он подписал указ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации», по которому распускался Съезд народных депутатов, назначались выборы в новый парламент – Федеральное Собрание, вводилось прямое президентское правление. Верховный Совет, опираясь на решение Конституционного суда, квалифицировал указ как государственный переворот и принял решение о прекращении полномочий Ельцина как президента. Сразу же началась блокада Белого дома, были отключены связь, водопровод, канализация. Противостояние продолжалось две недели, разрешение конфликта произошло силовым путем. Под гром танковых пушек в России завершилась эра Советов как формы организации государственной власти. По указу президента был осуществлен демонтаж системы Советов, вся полнота власти перешла в руки президентской администрации.

Президентский указ за № 1400 в Томской области был принят по-разному. Представитель президента С.С. Сулакшин безоговорочно поддержал его, администрация области констатировала, что «некоторые формулировки Указа выходят за рамки существующего правового пространства, но в нем предложен приемлемый вариант выхода из критической политической ситуации». Малый областной совет во главе с Г.А. Шаминым запретил указ № 1400 к исполнению на территории области. Глава администрации области В.М. Кресс 15 октября 1993 г. подписал постановление о прекращении полномочий Томского областного Совета.

Итак, становление и развитие социализма в нашей стране было неразрывно связано с Советами, большевики пришли к власти на гребне мощного советского движения, что в свое время подметил очевидец октябрьских событий американский полковник Робинс и записал в своем дневнике: «Ленин, Троцкий пришли к власти на трех словах –Вся власть Советам»! Поразительно, но история повторилась, в начале 1990-х гг. «демократы» пришли к власти тоже на советской волне! Профессиональным исследователям, ученым еще предстоит осмыслить исторический путь Советов как особой формы государственности и причины его деформации.

Результаты оказались неоднозначными:
Президент получил незначительное большинство (58%) по первым двум вопросам,
но избиратели не поддержали досрочных выборов ни президента,
ни народных депутатов. Таким образом, ни одна из противоборствующих сторон не получила решающего преимущества, но каждая оценивала итоги референдума в свою пользу.

 
 

Резюме

  • Советы родились как орган стачечной борьбы.
  • В разгар революции 1905 – 1907 гг. некоторые из них превратились в организованные структуры по борьбе с российским самодержавием, стали «зародышами» революционной власти.
  • В период после февральской революции 1917 г. Советы стали вторым, наряду
    с Временным правительством, центром политической власти в стране.
  • Вечевые (общинные) корни происхождения Советов предопределили их признание абсолютным большинством населения России. В октябре 1917 г. большевики пришли к власти на гребне советского движения.
  • Советы сыграли исключительную роль в Гражданской войне, но к ее исходу (1922 г.) претерпели негативную трансформацию.
  • Попытки оживления деятельности Советов в 1920-е гг. носили непоследовательный и противоречивый характер.
  • В 1930-е гг. Советы стали «демократическим фасадом» сложившейся тоталитарной системы. Конституция 1936 г. не обеспечивала реализации демократиче-ского потенциала
    советского строя.
  • Решения XX съезда КПСС несколько демократизировали политическую систему страны, но не изменили место и роль Советов в системе органов государ-ственной власти.
  • С течением времени происходила формализация избирательных процедур
    и практической деятельности Советов всех уровней.
  • Конституция 1977 г. также не способствовала демократизации общественно-политической жизни советского общества.
  • Тем не менее высшие ораны представительной власти СССР проделали немалую работу по развитию законодательства и кодификации советского права. Однако эти «правили игры» постоянно нарушались партийно-политической элитой.
  • Последняя попытка демократизации советского политического строя была связана с созывом Съездов народных депутатов СССР (с 1989 г.), которые напоминали земские соборы
    Московской Руси.
  • Введение института президентства находилась в явном противоречии с идеей полновластия Советов; полномасштабный социетальный кризис и нарастающий конфликт между Президентом и Верховным Советом РФ привели к трагической развязке: в октябре 1993 г. Советы были распущены. Так закончилась история советского народного представительства.

Литература

  1. Верт Н. История советского государства. 1900 – 1991. – М., 1992.
  2. Габричидзе Б.Н. Конституционный статус органов советского государства. – М., 1982.
  3. Гимпельсон Е.Г. Формирование советской политической системы. – М., 1995.
  4. Знаменский О.Н. Учредительное собрание: история созыва и крушения. – М., 1976.
  5. История государства и права СССР. Ч. 2. / Под ред. Г.С. Калинина. – М., 1981.
  6. История государства и права России / Под ред. Ю.П. Титова. – М., 2000.
  7. Кравцов Б.Н. Верховный Совет СССР. – М., 1954.
  8. Кириченко М.Г. Высшие органы государственной власти РСФСР. – М., 1968.
  9. Ленин В.И. Государство и революция // ПСС. Т. ЗЗ.
  10. Ленин В.И. Пролетарская революция и ренегат Каутский // ПСС. Т. 37.
  11. Ленин В.И. Выборы в учредительное собрание и диктатура пролетариата // ПСС. Т. 40.
  12. Лепешкин А.И. Советы – власть трудящихся. – М., 1966.
  13. Пайпс Р. Россия при большевиках. – М., 1995.
  14. Протасов Л.Г. Учредительное собрание: рождение и гибель. – М., 1997.
  15. Разгон А.И. ВЦИК Советов в первые месяцы диктатуры пролетариата. – М., 1977.
  16. Сырых В.М. История государства и права России: советский и современный периоды. – М.,1999.
  17. Советы народных депутатов. Справочник. – М., 1984.
  18. Томск. История города. – Томск, 2004.
  19. Томская область. Исторический очерк. – Томск, 1994.
  20. Якубовская С.И. Строительство союзного советского государства. – М., 1960.

 

Материалы к лекции 6. Советский период народного представительства